Генеральная прокуратура Азербайджанской Республики вынесла 5 сентября 2018 года Постановление об отстранении адвоката Эльчина Садыгова от защиты прав обвиняемого Юниса Сафарова



Первый заместитель Генерального прокурора АР: Рустам Усубов
Адвокат: Эльчин Садыгов


3 июля 2018 г в городе Гянджа ( второй по величине город Азербайджанской Республики) было совершено покушение на главу Исполнительной Власти города Эльмара Велиева. Стрелявший из пистолета Юнис Сафаров ранил Эльмара Велиева и его охранника Гасыма Ашбазова. Имя Юниса Сафарова стало широко известным в республике после распространения 3-4 июля в социальных сетях фотографий, на которых Сафаров лежал на полу, рядом с ним и на нем было много крови, на теле были следы насилия. Фотографии свидетельствовали, что Ю.Сафарова избивали и жестоко пытали
См:http://ipdthinktank.org/Yunis_Safarov__eng.html
в Главном Управлении Полиции города Гянджи, куда он был доставлен сразу после задержания 3 июля. Родившийся в 1983 году в Гяндже, Юнис Сафаров являетсягражданином России, проживал в Москве, получил в Москве высшее юридическое образование.
Уже в первой половине июля в стране пошли массовые аресты. 30 июля 2018 г. на совещании, посвященном итогам первого полугодия, генеральный прокурор Азербайджана Закир Гаралов заявил, что в связи с гянджинскими событиями к уголовной ответственности привлечен и арестован 61 человек. «Это представители радикальных религиозных групп»,- подчеркнул З.Гаралов, указав, что 4 человека были ликвидированы спецслужбами при оказании вооруженного сопротивления. Еще 13 человек объявлены в розыск. Всем арестованным предъявлены обвинения по целому ряду статей Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики, в том числе терроризм, хранение оружия, попытка смены государственного строя и т.д.
К концу лета число арестованных было- 62 человека, а убили, по заявлению правоохранительных органов, «при оказании вооруженного сопротивления» -6 человек.
См:http://ipdthinktank.org/Ganja_ru.html

Юнису Сафарову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1.(попытка умышленного убийства, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), 214 (терроризм), 277 ( посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 278.2.(совершение действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя Азербайджанской Республики, в том числе его светского характера или на нарушение территориальной целостности, либо на насильственный захват власти, на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма), 279.1-1 (создание вооруженных формирований или групп, участие в этих формированиях или группах на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма), 281.2 (публичные призывы, направленные против государства, совершенные неоднократно или группой лиц)и другие статьи Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Назначенный правоохранительными органами адвокат 14-й юридической консультации Эльман Агаев заявил прессе о том, что Ю. Сафаров не подвергался пыткам и бесчеловечному обращению, а на его теле он «не заметил каких-либо следов пыток». В августе 2018 года семья Сафарова заключила договор на оказание правовой защиты с адвокатом Эльчином Садыговым. 14, 17 и 21 августа адвокат встретился со своим подзащитным в Бакинском Следственном Изоляторе №1 (поселок Кюрдаханы), в котором содержится Юнис Сафаров.

Уже в начале сентября начальник Следственного Управления по делам о тяжких преступлениях Генеральной прокуратуры АР Эльдар Ахмедов подал ходатайство об отстранении Эльчина Садыгова от ведения уголовного дела. Ходатайство было подано первому заместителю Генерального прокурора
АР Рустаму Усубову. Р.Усубов в свою очередь обратился в Президиум Коллегии адвокатов для дачи правовой оценки действиям адвоката.

Постановлением Рустама Усубова от 5 сентября 2018 года Эльчин Садыгов был отстранен от защиты Юниса Сафарова.


В комментируемом Постановлении указано, что Эльчин Садыгов нарушил адвокатскую этику тем, что якобы заставлял Юниса Сафарова отказаться от назначенного государством адвоката, не отрицать факт пыток, оказывал психологическое давление на своего подзащитного и т.д.
Весь разговор между адвокатом и его подзащитным незаконно прослушивался правоохранительными органами, так как разговор слово в слово был описан в Постановлении.


Комментарий юриста-эксперта:

Постановление является незаконным и необоснованным. Согласно статье 92.9.2. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР), защитник имеет право на свидания с подзащитным наедине и конфиденциальные контакты без ограничения количества и продолжительности бесед.
В свою очередь обвиняемый также имеет право на свидания с защитником наедине и конфиденциальные контакты без ограничения количества и продолжительности бесед (статья 91.5.8. УПК АР).
Эта же норма предусмотрена в Европейских Пенитенциарных Правилах, которые были утверждены Комитетом Министров Совета Европы 12 февраля 1997 года. Так, согласно пункту 93 ЕвропейскихПенитенциарных Правил, каждый подследственный или подсудимый с момента своегозаключения должен иметь возможность воспользоваться услугамивыбранного им адвоката или обратиться с просьбой о назначении емубесплатного адвоката, если таковой имеется, и встречаться с ним вцелях обеспечения защиты, а также иметь возможность подготавливать,передавать адвокату и получать от него конфиденциальные инструкции. Попросьбе подследственных или подсудимых им предоставляется для этого все необходимое. В частности,они могут воспользоваться бесплатными услугами переводчика для осуществления всех важных контактов с администрацией и для своей зашиты. Свидания между подследственным или подсудимым и его адвокатом могут проходить под наблюдением представителя полиции или персонала места лишения свободы, но не должны прослушиваться, прямо или косвенно.
Как видно из выше перечисленных национальных и международных норм, у защитника и его подзащитного есть общее право: право на конфиденциальное общение. Генеральная Прокуратура, установив незаконное прослушивание разговора между защитником и его подзащитным, нарушила как право защитника, так и его подзащитного.
В статье 5 Закона Азербайджанской Республики «О Прокуратуре» указаны принципы деятельности Прокуратуры. К основным принципам деятельности Прокуратуры относятся:
·
законность;
·
равноправие всех перед законом;
·
соблюдение и уважение прав и свобод физических лиц, прав юридических лиц;
·
объективность, непредвзятость и ссылка на факты;
·
единство и централизация, подчинение территориальных и специализированных прокуроров генеральному прокурору Азербайджанской Республики;
·
политическая независимость.

Как видно, законность является основным и наиболее важным принципом деятельности Прокуратуры. Постановление Прокуратуры противоречит также Закону Азербайджанской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности». В статье 3 Закона указаны принципы оперативно-розыскной деятельности. Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, гуманизма, уважения прав и свобод человека, конспирации, сочетания гласных и негласных методов работы. Закон гарантирует права и свободы человека и гражданина. Временное ограничение прав и свобод человека и гражданина в связи с применением оперативно-розыскных мер может допускаться лишь в установленном настоящим Законом порядке при пресечении преступлений, их раскрытии, розыске лиц, скрывающихся от судебных, следственных органов или органов дознания, уклоняющихся от отбывания наказания, пропавших без вести (статья 4 пункт II Закона). Это означает, что ни в каких других случаях, кроме перечисленных в статье 4 Закона, не может применяться ограничение прав и свобод человека и гражданина.
Прокуратура превысила пределы своих полномочий. В рамках Закона ей запрещено:
·
допускать действия, угрожающие жизни, здоровью, имуществу и законным интересам людей;
·
подстрекать то или иное лицо к правонарушениям;
·
применять силу, угрожать и шантажировать, а также прибегать к другим незаконным мерам, ограничивающим права и свободы, охраняемые законом интересы граждан;
·
осуществлять меры, выходящие за пределы их полномочий.

Субъектам оперативно-розыскной деятельности, коей в данном случае является прокуратура, разрешается прослушивание разговоров только при наличие судебного решения (статья 10 пункт III Закона «О Прокуратуре»). Есть случаи, когда прослушивание возможно без судебного решения: для предотвращения тяжких преступлений против личности или особо тяжких государственных преступлений, для задержания лиц, готовящихся к преступлению, совершивших преступления, либо сбежавших из заключения лиц, для предотвращения пожаров, взрывов в жилых зданиях, строительных объектах и т.д. (статья 10 пункт IV Закона «О Прокуратуре»).
Если мы обратим внимание на перечисленные нормы, то увидим, что в комментируемом случае не было ни одного законного основания для прослушивания беседы между адвокатом и его подзащитным в учреждении по отбыванию наказания. Информация, полученная незаконным путем, не может использоваться правоохранительными органами. Такая информация может использоваться только в случае получения ее законным путем.
Незаконное прослушивание запрещается статьей 8(1) Европейской Конвенцией по защите прав человека и основных свобод. Согласно указанной статье, каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. В понятие «корреспонденция» входят как телефонные переговоры, так и иные переговоры, носящие конфиденциальный характер, которые происходят между двумя лицами. Пункт 2 статьи 8 Европейской Конвенции предусматривает полный и исчерпывающий список ограничений, которые государство может применить к гражданам.
Эти ограничения следующие:
·
когда такое вмешательство предусмотрено законом и
·
необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка,
·
экономического благосостояния страны,
·
в целях предотвращения беспорядков или преступлений,
·
для охраны здоровья или нравственности или
·
защиты прав и свобод других лиц.
В деле ЕСПЧ Класс и другие против Федеративной Республики Германии говорится о нарушении статьи 8 Европейской Конвенции. «Хотя телефонные разговоры конкретно не указаны в п. 1 статьи 8, Суд считает, так же, как и Комиссия, что такие разговоры входят в понятия "личная жизнь" и "корреспонденция", которые эта статья содержит.
В своем докладе Комиссия выразила мнение, что тайное наблюдение, предусмотренное немецким законодательством, равноценно вмешательству в осуществление права, закрепленного в статье 8 п. 1. Ни в Комиссии, ни в Суде Правительство не оспаривало данного положения. Ясно, что любая из разрешенных мер наблюдения, однажды примененная в отношении данного лица, приведет в результате к вмешательству со стороны какого-либо органа государственной власти в осуществление права данного отдельного лица на уважение его личной жизни и его корреспонденции. Более того, с самим существованием этого законодательства связана угроза наблюдения для всех тех, к кому данное законодательство может быть применено; эта угроза неизбежно приходит в противоречие со свободой пользования услугами почтовой и телефонной связи и тем самым представляет собой "вмешательство государственных органов" в осуществление права заявителя на уважение его личной и семейной жизни и корреспонденции».
(Постановление Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Класс и другие против Федеративной Республики Германия от 6 сентября 1978 года).
Для того чтобы вышеуказанное "вмешательство" не нарушало
 статью 8 Европейской Конвенции, оно должно в соответствии с п. 2 в первую очередь быть "предусмотрено законом". (пункт 43 вышеуказанного постановления).

http://echr.ru/documents/doc/2461406/2461406.htm
https://stewartroom.co.uk/wp-content/uploads/2014/07/Cases-ECHR-Klass.pdf

Таким образом, у прокуратуры не было на прослушивание ни судебного решения, ни оснований для прослушивания, для которых не требуется судебное решение. Установив прослушивание, прокуратура превысила свои служебные полномочия, нарушила ряд национальных и международных норм, что привело к грубому нарушению принципа законности и нарушению прав и свобод человека (гражданина).
Генеральная Прокуратура Азербайджана
оставила Юниса Сафарова без адвоката
ИНСТИТУТ
МИРА И
ДЕМОКРАТИИ



Генеральная Прокуратура Азербайджана оставила Юниса Сафарова без адвоката



Суд приговорил парализованного Абульфаза Буньядова к 15 годам, а Эльхана Искандерова к 14 годам заключения


Ясамальский районный суд признал виновным Азера Гасымлы


Ширванский Городской суд вынес приговор Алиакраму Хуршудову


Апелляционный Суд оставил Руслана Насирова в заключении

Ясамальский районный суд избрал в отношении Мамед Ибрагима меру пресечения в виде ареста сроком на 2 месяца.

Суд по тяжким преступлениям приговорил Орхана Бахышлы к 6 годам лишения свободы

Сабаильский районный суд принял решение блокировать интернет - портал www.xural.com


Суд по тяжким преступлениям приговорил Эмина Сагиева к 7 годам лишения свободы

ИНСТИТУТ МИРА И ДЕМОКРАТИИ